Иисус не боится покемонов.

Вот вроде нечему удивляться уже. А все равно не верится. 3,5 года общего режима требовала прокуратура. Три с половиной года! За атеизм и использование смартфона в общественном месте. Три с половиной года Соколовский и получил. Условно, конечно, но от этого ничуть не легче.

Костры святой инквизиции все еще не горят, но хворост уже собран и ждет своего часа. Условный срок, не условный — разницы здесь для общества никакой. Главное — сигнал: ребятки, Левиафан проснулся и очень голоден. Сколько человек участвовало в этом кафкианском кошмаре — менты, следователи, прокуроры, судьи, «эксперты», священники — все эти уважаемые люди с полными щами серьезного усердия раскочегаривали шестеренки правосудия. И всем было похер на смехотворность дела. Работали слажено, дружно, хором. Машина. Зверь. Но стоит все же отдать этому зверю должное — он понял, что за ловлю одних воображаемых существ в обители другого воображаемого существа мучить реального человека как-то не комильфо. Мосты на запад еще окончательно не сожжены, поэтому пока приходится притворяться. Строить видимость законности и какой-никакой системы правосудия. Пришлось накопать еще материала — здесь как всегда сгодилась любимая 282-ая, всеведущая и всемогущая, под которую, если постараться, подпадет любое мыслепреступление. Ну и до кучи накинули еще ручку со встроенной камерой — так, для перестраховки. Дальше уже по накатанной — ручные эксперты, слезливые оскорбленные, послушные судьи.

Тем временем в туманном Альбионе, полиция Ирландии проводила проверку о богохульстве Стивена Фрая. За то, что актер сказал несколько умных вещей в одном интервью, на актера пожаловался некий обеспокоенный гражданин. И что бы вы думали? Сюрпрайз-сюрпрайз! Дело заводить не будут. Оскорбленных не нашли. Даже сам пожаловавшийся сделал это лишь из чувства гражданского долга и, удовлетворившись проделанной полицией работой, успокоился. Теперь в тамошнем правительстве думают провести референдум по отмене спорного закона. Вот чудаки.

Можно долго говорить о разнице в менталитетах, о зрелости и незрелости общества, о просвещенности и исторических предпосылках. Но главное различие этих историй в том, что первая — не о богохульстве и не об оскорблении. Во всяком случае, не об оскорблении чувств верующих. Первая история о трусости. Не об Иисусовой боязни перед покемонами, а о боящемся своего народа государстве. Слишком много, мол, этот народ решил себе позволять. Чем больше бояться будет государтсво, тем чаще условные приговоры будут перерастать в реальные. И тем меньше останется надежд на хэппи-энд.

Мы все проспали Судный день.

138070756

Моя несомненно наркотическая зависимость от ностальгии частенько заставляет нырять в отстойники памяти и рыться в них до посинения. В основном, это не приносит ничего, кроме старческих оханий и аханий по прошлому. Но иногда результатом бывает чудо. Лазарь воскресает, Будулай возвращается, и когда-то заслушанные до боли в ушах песенки снова получают возможность быть заслушанными.

Вот, например, альбом группы «Судный день» — «Черное пророчество» нуль-восьмого года записи. Да это же один из лучших представителей русского хэви-павера, страшного и беспощадного! «Не радуйся ты тут, дурашка» возразит мне кто-нибудь, справедливо решив, что не велика-то заслуга: мол, подумаешь, всего-то нужно просто играть неплохую музыку. Хуже русских павер играют, пожалуй, только итальянцы. Но на самом деле, речь идет не о классическом случае «терпимого днища», а о материале вполне себе качественного уровня. Бодренькие и неглупенькие гитарочки, женский артистичный голосок, и что главное — ощущение творческой раскованности, будто группа родилась без фантомных пут совкового звучания на конечностях. Последнее среди отечественного хэви-павера встречается очень редко. Наивный, почти школьный, с0т0низьм текстов подается в игривой постановочной манере и умудряется не вызывать конвульсии едкого стыда. Включается режим приостановки неверия, как при созерцании какого-нибудь пафосного, но красочного и интересного спектакля. В дополнительные бонусы считаю нужным записать робкую вылазку в симфо-блэк и музыкальное воплощение моего любимого стихотворения Бодлера. В общем, не альбом, а глоток свежего воздуха. Он снова звучит на радость моим соседям!

Но вот мне стало интересно — что же случилось с «Судным днем» дальше? Неужели затухла группа, отстрелялась и сдулась, оставив на прощание слабенький дымок? Хм. Почти. Теперь это глэм-проект LASH. Я решил не навязываться и не вступать в закрытое сообщество, рискуя разрушить тамошнюю биосферу, поэтому за музыкой отправился на ютуб. Вот, что нашел:

И тут стало-таки стыдно. Не за музыкантов — играют, что играется. Стыдно за себя, за соратников своих по музыколюбию. Обосрались мы, ребята. Не приласкали вовремя. Упустили. Засох росток. Оригинальность и узнаваемость нужно лелеять. А мы профукали, пропукали, просрали и проспали «Судный день». Вот теперь сами по себе.

До свиданья, наш ласковый Шепард

В то время, как все прогрессивное человечество повалило на улицы в поисках покемонов, я остался в сумерках своего жилища и занимался более важным делом. А именно, перепроходил Массовую Трилогию Эффекта в юбилейный пятый раз.  Всеми фибрами ослабшего разума ощущаю, что этот Шепард был последним. Выдохлись впечатления от галактических повоевываний и межвидовых любовей, сюжетные дырочки в броне приостановки неверия все чаще стали бросаться в глаза, а от скучной рутини поездок на МАКО\сбора ресурсов\погони за артефактами уже захотелось завыть железной песней маслянистых теней и испепелить галактику в беспощадной жатве.

Но я преодолел себя. Пусть не получил и половины того удовольствия, коим обмазывался в прошлом, слихвой выплатил итоговую дань любимой вселенной. Время сжечь парочку последних мостов и изложить парочку мыслей о Шепардологии, что бы окончательно утрамбовать почву в подготовке к выходу Андромеды где-то в начале следующего года. За одно постараюсь набросать портрет настоящего Шепарда — великого, красивого, моего. Папочку со скриншотами у меня кто-то украл (не мог же я ее случайно удалить, не так ли?), поэтому иллюстрировать буду тухленькими мемчиками. Просто без картинок текст получается совсем унылым (я проверял).

Continue reading «До свиданья, наш ласковый Шепард»

Плейлистик: Overwatch.

Неделю назад вышел долгожданный Overwatch — мультиплеерный шутер, молниеносным штурмом взявший редуты моего сердца. 2016 год вообще совершил революцию в моих игровых предпочтениях, касаемо жанра шутеров. Раньше я был убежден, что этот жанр мне чужд — остался где-то там, в детстве, уступивший место стратежкам с ролевухами. Но тут вышли Дум и Овервотч, и не успел я опомниться, как десятки часов жизни стройным рядом пошли на пострелушки как в сингле, так и в мультике. Ну а так как благодаря этому мои биологические часы совершенно свихнулись, заснуть я не могу никак — приходится страдать фигней. Поэтому я решил подобрать каждому персонажу новой франшизы от Близзардов по песне. Вот просто так. 21 персонаж — 21 песня. Из этого всего соберу плейлистик и буду обмазываться. Фантазируя, воображая, мечтая.

Continue reading «Плейлистик: Overwatch.»

Маскоты-мученики: пантеон жертв китча.

iHMzOuY

Жан Бодрийяр в «Обществе потребления» сравнивает распространение китча с раковым наростом — он множится в соответствии с развитием общества и образованием новых подклассов и субкультур. «Поколения «выскочек» на всех уровнях общества хотят иметь свой набор культуры». Отсюда и идет заполнение пустоты псевдообъектами и симуляциями — китчем, насыщенным деталями, богатым референциями и стереотипами, но лишенным всякого реального значения.

Булщит! Вот мой ответ Жану Бодрийяру. Как же мы без китча-то? Вон, в митоле без китча нельзя. Маскоты, например — китч? Китч. А в митоле без маскотов никуда. И ведь настрадались они, бедняги, во имя нашего удовольствия. Неужели это все за зря? Со всякими Эдичками и Жориками, конечно, все понятно. Но есть ведь и те, кому повезло меньше — известные и не очень маскоты, которые, просыпаясь по утрам и глядя на себя в зеркало, обреченно откупоривают бутыль одеколона и делают парочку живительных глотков в попытке осознать причину своего существования. «За что?» — спрашивает несчастный талисманчик и отправляется на кухню жарить себе омлет, прихватив флакончик «Хуго Босс» с собой.

Continue reading «Маскоты-мученики: пантеон жертв китча.»