Ретроспектива Might & Magic: часть I — Тайна потаенного святилища и врата в новый мир.

Если отождествить мир ролевых игр в виде «Плоского мира» Пратчетта… Не важно, зачем и почему, просто послушайте… если просто взять и отождествить, то А’туином в этой случайной метафоре будет несомненно настольная D&D, а стоящими на ее панцире слонами — Ultima, Wizardry и Might & Magic. Это совершенно неоспоримо и критике не подлежит. Каждый из этих слонов велик по своему (поэтому у диска есть небольшой крен), но все они вместе образуют саму суть ролевой компьютерной игры, которая по наследству переходит из поколения в поколение несгибаемой константой, и времени не в силах ее изменить.

Самому молодому и самому долговечному из этих трех слонов мне хочется посвятить целую ретроспективу, что бы лишний раз напомнить всем и вспомнить самому — чем же прекрасен этот богатый мир ролевого компьютерного эскапизма.

Continue reading «Ретроспектива Might & Magic: часть I — Тайна потаенного святилища и врата в новый мир.»

Тезисно об Incantation

Так получилось, что я уже давно не слушал музыку прицельно. Вот что бы взять и решить — хочу послушать сейчас вот этот конкретный альбом или вот эту конкретную группу. Я просто выбирал какой-нибудь плейлист в Spotify, ставил его на шаффл и жрал, что дают. Это падение с высот музыкального элитизма в пучины плебейского потребления должно было выветрить из меня последние остатки той страсти к музыке, которая когда-то заставляла меня тратить сотни часов на вдумчивое прослушивание любимых и не очень альбомов.

Но судьба дала мне шанс на спасение: в глубинах усталой души загорелся огонек желания. Случайно наткнувшись в интернете на обложку последнего альбома Incantation, выход которого я слепо пропустил в прошлом году, я понял весь масштаб трагедии, и с фанатичным трепетом ринулся переслушивать дискографию этой великой группы. И здесь я обрел надежду на спасение.

Это не ретроспектива творчества группы. Это не биография и не очерк о творческой эволюции. Это не рецензия. Этот текст — признание в любви. Моей воскресшей, восставшей и стряхнувшей пыль любви к одной из самых влиятельных групп в дет метале. Тезисно. Неоспоримо. Несокрушимо.

Continue reading «Тезисно об Incantation»

Age Of Magic: Посредственность — хит сезона.

Я редко играю в мобильные игры. Смартфон у меня в основном для звонков, переписок, интернетика и периодических заметок. Вот такой вот я олд-скул — всем бояться!

Но если в момент какой-нибудь душевной печали я решаюсь во что-нибудь поиграть, то жребий падет на игру платную: ну не могу я вытерпеть все эти фримиумы, донаты и pay2win’ы, кастрирующие и выворачивающие геймплей, что бы выкачать побольше деньжат из слабовольных и мягкосердечный игроков. Черт… снова начал издалека, перехожу к сути.

Age of Magic — одна из тех бесплатных игрушек, которые все делают правильно, и даже лучше. В нее даже весело играть. Но если это лучшее, на что способен рынок мобильных free-to-play игр, то дела его очень плохи, никаких надежд нет, и полная беспросветность — его неминуемое будущее.

Continue reading «Age Of Magic: Посредственность — хит сезона.»

Навстречу анти-анти-паразитизму.

Навстречу анти-анти-паразитизму \ Toward an Anti-Anti-Parasitism

Автор: Жанетт Самин \ By: Jeanette Samyn (@JLSamyn)

The New Inquiry, Vol.8, «Other Animals». September, 2012.

Паразитизм напоминает нам о существовании третьего типа отношений — ни участия, ни уклонения; ни уничтожения, ни перераспределения — но перепрофилирования.

Continue reading «Навстречу анти-анти-паразитизму.»

Решение не в поцелуях.

Решение не в поцелуях \ Kissing Is Not the Answer

Автор: Хелена Фитцджеральд \ By: Helena Fitzgerald (@helfitzgerald)

The New Inquiry, Vol.3, «Arguing the Web». April, 2012.

Дигитальная близость вызывает в нас ностальгию по «настоящей связи», но встречи в реальном мире могут быть намного более неловкими и механическими.

Continue reading «Решение не в поцелуях.»

Сновановый.

Никак не могу понять: время то ли как-то скукожилось и укоротилось, то ли время его течения увеличилось настолько, что это уже нельзя назвать течением — безудержный напор, не иначе. Казалось, что только вот намедни я посылал всех нахер, уходя в онлайн и уворачиваясь от назойливых приглашений весело и шумно встретить любимый праздник всея Руси в банях, ресторанах, уютных квартирках и зассаных парках. И вот опять. Снова. Снова Новый год к нам мчится. Признаюсь, на этот раз приглашений меньше и празднования проходят поскромнее. Благо, многие обзавелись собственными семьями, а некоторые даже начали метать икру, поэтому отныне их Новые года будут проходить в сугубо ячеечной обстановке. Ну а я — сам себе ячейка и волен праздновать, как душе угодно.

А душе угодно окунуться в квинтэссенцию праздника, отринув пеструю мишуру. Это давным-давно Новый год казался ультимативным сгустком волшебства: детскую душонку аж распирало от предвкушения чудес накануне. Когда отец отправлялся за елкой, а матушка беспощадно строгала салатики на кухне, я сидел в магическом трансе и пропитывался атмосферой праздника. Иногда предпринимал скрытные вылазки в поисках спрятанных подарков, иногда предвкушал и планировал каникулы, однажды всплакнул под «яустал-яухожу». Волшебное время, сказочное, будто бы и не взаправдашнее.

Правда пришла позже, по частям. Сначала выяснилось, что на земле обетованной наш Новый год кличут Сильвестром, и выходным днем не считают. Сердечко екнуло, но прогуливать школу никто не запрещал. Затем оказалось, что министерству образования ничто не мешает на первое января назначать экзамены на аттестат зрелости. Детство уже было на излете, но излить на бумагу зазубренный материал получилось и под похмельем. Потом стало ясно, что и армии на этот ваш נובי גוד насрать. Три года я служил и все эти три года встречал в казармах без всяких елок. Русские сослуживцы, конечно, пытались напустить какой-то там атмосферы, но все их усилия казались жалкими жестами отчаянья. Тогда я усвоил важный урок для грядущей взрослой жизни: если перестать поддерживать миф — он рано или поздно развеется. Пусть за последние годы культ Нового года прочнее обосновался в Израиле, и все больше и больше магазинов к концу декабря обрастают характерными атрибутами. И пусть даже в Кнессете начали подумывать о включении «Сильвестра» в перечень национальных выходных. Миф Нового года во мне выветрился окончательно.

Сколько можно праздновать пересечение искусственного рубежа? Я понимаю, если искусственный рубеж был достигнут непомерными усилиями: год без сигарет, годовщина совместной жизни, два года ремиссии — здесь есть повод похлопать себя и окружающих по плечу и возрадоваться. Но в Новый год мы всего лишь меняем календарный листок. Да нет, вру, даже этого не делаем уже — за нас циферки меняет дигитальный попутчик. С чем здесь поздравлять? Зачем? Почему?

Почему мы не поздравляем друг-друга с каждым новым месяцем? С каждым новым днем? По сути — те же циферки. Почему радуемся, почему считаем секунды до удара курантов, почему надеемся? Что нас заставляет думать, что уж в следующем году все действительно наладится? Ведь каждый раз одно и то же: радуемся безудержно приходящему году, затем материм его и ругаем, а потом гоним ссаными тряпками, радуясь следующему. Слишком глупо, слишком наивно, слишком по-человечески.

Именно поэтому Новый год до сих пор остается моим любимым праздником. Потому что в отличие от остальных праздников, он о будущем, а не о прошлом. Это не Песах с его мацой «как тогда в пустыне», это не всякие дни независимости или дни рожденья. Это не радость по поводу событий прошлого, прошедших через десятки фильтров пересказов, перевираний и пропаганды. Новый год — это чистое и искреннее восхваление туманного и таинственного будущего, которое, покуда остается таковым, делает настоящее менее мучительным. Просто так получилось, что мне для этого не нужны больше застолья, дед мороз и елка. Оказалось достаточно просто с облегчением выдохнуть.

Вопреки отсроченным мечтам.

Недавно открыл для себя The New Inquiry и залпом начал читать в хронологическом порядке. Журнал оказался для меня давно желанным причалом прогрессивной мысли, освобожденным от академической тяжести и сухости. Не могу удержаться от позыва перевести на русский язык некоторые из особо приглянувшихся мне статей. Не могу сказать, что всецело согласен с их авторами, но я считаю, что изложенные в них идеи заслуживают внимания. Начну, пожалуй, со статьи из второго номера журнала, вышедшего в марте 2012-го года и посвященного молодежи.

Continue reading «Вопреки отсроченным мечтам.»

Как перестать играть в Dark Souls и начать жить?

Эта статья — не инструкция. Вопросительный знак в заголовке стоит недаром. Это совершенно искренний вопрос, на который я отчаялся найти любой другой ответ, кроме слова «никак». Я — Избранный Немертвый, и это моя боль.

Continue reading «Как перестать играть в Dark Souls и начать жить?»

Вам, остолопам.

Представьте, что вы один из тысячи работников большого офиса. Тесные кабинки, жесткая конкуренция, мизерная зарплата. В один прекрасный день вас вызывает большой начальник. Вы заходите в кабинет, предвкушая похвалу за месяцы преданной работы и может даже какую-нибудь премию. Босс вас радушно встречает, заводит располагающий смол-ток, секретарь приносит чай\кофе. Внезапно, начальник подходит к вам и шепчет на ушко: “Мне хочется, что бы ты съел стаканчик моего говна”. Вы недоумевало смотрите на этого могучего человека и не понимаете, шутит он или нет. “Ну съешь мое говно, я его заготовил с утра специально для тебя”. Вы понимаете, что босс говорит абсолютно серьезно. Вы взвешиваете свои варианты. Можно отказаться. В мягкой ли форме, в жесткой ли — ваш выбор, но и в том, и в другом случае скорых успехов в работе не ожидайте. Вас либо уволят, либо пересадят в ту самую кабинку у сортира и будут заваливать самой мерзкой работой. Ну и о премиях и повышениях можно забыть. Можно согласиться. Съесть приготовленное для вас говно, смачно причмокивая к искреннему удовольствию начальника. Вы моментально продвинетесь по службе и может быть даже получите превышающую все ожидания премию. Но готовьтесь смириться с той мыслью, что вы жрали чужое говно. Каждый день вы будете смотреть на себя в зеркало и вспоминать об этом. Не лишним будет так же приготовиться жрать чужое говно и в будущем.

 
После сделанного выбора придется определиться и со следующей дилеммой — рассказывать об этом или нет. Если вы отказались и вас уволили или всячески задвинули на задворки карьеры, ваши слова могут не возыметь никакого эффекта. Вы окажетесь лишь среднестатистическим работником, недовольным начальством. Подумаешь, что теперь, всем неудачникам на слово верить? Если вы согласились, будете ли признаваться в том, что вы теперь говноед? Некоторые будут вам сочувствовать, некоторые будут насмехаться. Некоторые скажут, что вы сами виноваты, раз вышли на улицу без покрывающей рот маски, будто бы сами напрашиваясь на поедание говна. Но все они — все ваши окружающие — будут знать, что вы ели говно. Не стоит говорить и о том, что накормивший вас говном начальник моментально кастанет могучий CTRL+Z на все ваши премии и повышения.

 
Теперь представьте, что не только вы оказались в этой ситуации. Огромное количество работников не только вашей фирмы, но и всей отрасли регулярно в той или иной форме сталкиваются с такими предложениями. Сотни и тысячи одних людей регулярно жрут говно своих начальников. Сотни и тысячи других людей регулярно теряют работу из-за того, что отказались жрать говно своих начальников. При этом, сотни и тысячи тех и других молчат. Вся ваша индустрия пропитана буквальным, не метафорическим поеданием говна начальства, и длится это не год и не два, а десятки лет.

 
Вдруг, в один прекрасный день, кто-то заговорил. На этот раз, в отличие от прошлых случаев откровений, общество откликнулось. Видимо, что-то случилось с обществом за последние годы. То ли оно стало более активным, то ли более отзывчивым, да черт его знает, пусть социологи на этот счет ломают головы. Главное — общество встало на сторону жертвы. За первым последовали другие. Десятки и сотни человек начали выходить из сумрака и рассказывать свои травматические истории. Индустрия содрогнулась и на волне дискурса сама начала вычленять из себя особо ярых любителей посмотреть на жрущих говно подчиненных.

 
Описанная ситуация несоизмеримо слаба по сравнению с реальностью. Она не учитывает гендера и все никак не вымершего в современном обществе сексизма, которому присуще винить во всем саму женщину. Она (ситуация) основана на вежливых, хоть и не без серьезных последствий, предложений со стороны сильных мира сего, а в реальности большие боссы частенько действуют прямолинейно и распускают свои руки без всяких ограничений. Да и что уж ходить вокруг да около — сексуальное насилие намного более травматично для жертвы, чем приведенная мной выше преуменьшенная параллель.

 
Все равно находятся люди, сочувствующие Вайнштейну и ко. Все равно находятся люди, имеющие наглость говорить пострадавшим “вы сами виноваты”. Все равно находятся люди, считающие сексуальное домогательство неотъемлемым качеством мужского характера. “Скоро мужчины будут бояться вообще к женщинам подходить”, говорят они. “Что теперь?”, в отчаянии вопрошают они, “Флиртовать тоже нельзя?”.

 
Остолопы тупые. Можно флиртовать. Можно ухаживать. Более того, можно даже заниматься сексом. Нельзя быть агрессивным ублюдком. Если же вы не способны на самое элементарное уважение по отношению к другой личности, то может вам действительно стоит прекратить не то, что флиртовать, а вообще разговаривать с другими людьми?

Pillars of Eternity: Запоздалые впечатления

Никогда не поздно погрузиться в потрясающую глубину БОЛЬШОЙ РПГ, а уж если это сопряжено с пробуждением в душе могучего экзистенциального страха, так тем более.

Василиск Роко.