Иисус не боится покемонов.

Вот вроде нечему удивляться уже. А все равно не верится. 3,5 года общего режима требовала прокуратура. Три с половиной года! За атеизм и использование смартфона в общественном месте. Три с половиной года Соколовский и получил. Условно, конечно, но от этого ничуть не легче.

Костры святой инквизиции все еще не горят, но хворост уже собран и ждет своего часа. Условный срок, не условный — разницы здесь для общества никакой. Главное — сигнал: ребятки, Левиафан проснулся и очень голоден. Сколько человек участвовало в этом кафкианском кошмаре — менты, следователи, прокуроры, судьи, «эксперты», священники — все эти уважаемые люди с полными щами серьезного усердия раскочегаривали шестеренки правосудия. И всем было похер на смехотворность дела. Работали слажено, дружно, хором. Машина. Зверь. Но стоит все же отдать этому зверю должное — он понял, что за ловлю одних воображаемых существ в обители другого воображаемого существа мучить реального человека как-то не комильфо. Мосты на запад еще окончательно не сожжены, поэтому пока приходится притворяться. Строить видимость законности и какой-никакой системы правосудия. Пришлось накопать еще материала — здесь как всегда сгодилась любимая 282-ая, всеведущая и всемогущая, под которую, если постараться, подпадет любое мыслепреступление. Ну и до кучи накинули еще ручку со встроенной камерой — так, для перестраховки. Дальше уже по накатанной — ручные эксперты, слезливые оскорбленные, послушные судьи.

Тем временем в туманном Альбионе, полиция Ирландии проводила проверку о богохульстве Стивена Фрая. За то, что актер сказал несколько умных вещей в одном интервью, на актера пожаловался некий обеспокоенный гражданин. И что бы вы думали? Сюрпрайз-сюрпрайз! Дело заводить не будут. Оскорбленных не нашли. Даже сам пожаловавшийся сделал это лишь из чувства гражданского долга и, удовлетворившись проделанной полицией работой, успокоился. Теперь в тамошнем правительстве думают провести референдум по отмене спорного закона. Вот чудаки.

Можно долго говорить о разнице в менталитетах, о зрелости и незрелости общества, о просвещенности и исторических предпосылках. Но главное различие этих историй в том, что первая — не о богохульстве и не об оскорблении. Во всяком случае, не об оскорблении чувств верующих. Первая история о трусости. Не об Иисусовой боязни перед покемонами, а о боящемся своего народа государстве. Слишком много, мол, этот народ решил себе позволять. Чем больше бояться будет государтсво, тем чаще условные приговоры будут перерастать в реальные. И тем меньше останется надежд на хэппи-энд.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s