Формы: Причастие

Маленький мальчик с признаками вырождения нации на лице сидел на корточках и ковырял прутиком в муравейнике. Вениамин Андреевич выплыл из-за бугристого горизонта и грациозной тенью навис над ребенком.
— Мальчик, баба Вера здесь проживает?
Мальчик не одарил Вениамина Андреевича и взглядом. Муравьи в панике пытались минимизировать нанесенный безжалостным прутиком ущерб.
— Мальчик, ты слышишь меня? Мне бы с бабой Верой поговорить. — Вениамин Андреевич был хорошо образован и воспитан, но общаться с плебеями он совершенно не умел. Поэтому делал это всегда нехотя и только при крайней необходимости. Увидев, что никакой реакции у мальчика он не вызывает, Вениамин Андреевич решил пойти дальше, но лишь пройдя пару шагов, услышал за спиной детский голос.
— Этот дядя вам не поможет. Вы мои.
Вениамин Андреевич хотел было развернуться и пожурить мальчика за очень некультурное и невежливое поведение, но сразу же передумал. Скорее всего, мальчик немного недоразвит, решил он. Пройдя по тропинке глубже в осажденные зеленью дикие земли, Вениамин Андреевич едва не потерял в весе, услышав оклик из густых кустов.
— Эй, ты! Животное! — то был дурной голос. Вусмерть пьяный и шепелявый.
— Это вы мне? — спросил Вениамин Андреевич у кустов.
— Тебе, тебе, бездушная скотина. Тебе чего здесь надо?
— Я бабу Веру ищу. — Вениамину Андреевичу и в голову не пришло обижаться на оскорбления. Он знал, что простой люд крайне неизбирателен в выражениях и редко на самом деле имеет в виду то, что говорит.
— По что тебе она? — кусты зашелестели и из них вылезло бородатое лицо очень красного и морщинистого типа.
— Потолковать мне с ней надо. По личному делу.
— Надо ему. Думаешь, тебе одному надо?
— А вы тоже к ней?
И так некрасивое лицо исказилось в перекосившей рот гримасе, которая, из-за сопровождавшего метаморфозу звука «кхэк», была принята Вениамином Андреевичем за улыбку.
— Мне то она по что? Иди, вон, дальше. Увидишь три березки по правую руку. Постучи по правой три раза, дверка то и откроется.
Лицо с шелестом исчезло в зарослях и не издало больше ни звука. Вениамин Андреевич послушно последовал указаниям бородатой физиономии и постучав три раза по правой березе, услышал резкий скрип. Оглядевшись по сторонам, Вениамин Андреевич не нашел источника звука и не понял что и где открылось.
— Ну, чего тебе? — спросила баба Вера.
— Вы откуда говорите? — все озираясь вокруг, спросил в никуда Вениамин Андреевич.
— Опять этот старый дурак забыл про левую березку сказать, — негодующе пробурчала баба Вера. — Ну-ка, молодец, стукани по левой березке кулачком семь раз.
Вениамин Андреевич послушно стуканул. Стоявшая по центру березочка прокрутилась вокруг своей оси семь раз и обратилась в приоткрытую дверь, из-за которой выглядывала половина бабы Веры.
— Вот так. Ну так чего тебе? — кроме фирменных чернейших солнцезащитных очков, на бабе Вере не было ни единого предмета одежды.
Вениамин Андреевич прекрасно понимал, куда и к кому держал путь, но к такому зрелищу он совершенно не был готов.
— Извините, пожалуйста, что застал вас в неподходящее время, — торопливо проговорил изрядно покрасневший Вениамин Андреевич, поторопившись отвернуться.
— Кончай юлить, юнец. Ближе к делу давай! — баба Вера вышла из двери и явила свету свои телеса в полном объеме.
— Мне нужны ваши наставления. Появились в житие моем трудности невыносимые, чую, не справиться одному мне, — затараторил Вениамин Андреевич заученную еще дома речь, обращаясь к бабе Вере своим аккуратно постриженным затылком.
— Так дело не пойдет, Веня. Ну-ка обернись давай ко мне личиком, а к лесу жопкой. Давай-давай, не стесняйся.
Баба Вера терепливо ждала, когда Вениамин Андреевич отбросит свои насаженные воспитанием и культурой предрассудки и обернется к ней личиком. Дождавшись, она подошла к нему, смущенному, и старческими дрожащими руками ощупала его лицо.
— Ага. Бежишь ты от наставлений свыше, да? — цыкнула баба Вера в упор.
— Не бегу, баба Вера. Ей-ей, не бегу! — с испугом в голосе начал оправдываться Вениамин Андреевич. — Я только силушки своей не чую и наставления мудрого ищу!
— Да, как же. Знаем мы вас! — баба Вера снова вернулась к своей двери и облокатилась боком о косяк, — Был уже один такой голубчик. Ему сказали дело сделать, а он тоже, вон, как ты — «наставления искать» удрал, — баба Вера смачно сплюнула себе в ноги.
— И что с ним стало? — Вениамин Андреевич очень неумело пытался скрыть свое волнение.
— Бульк, и пошел на корм рыбам, — безжалостно констатировала баба Вера.
Тут Вениамин Андреевич и потерял все остатки своего самодостоинства. Плюхнувшись в грязь коленями, припал он губами к немытым ступням бабы Веры и в промежутках между поцелуями затараторил невнятные оправдания, извинения и раскаяния.
— Ну все, все. Ну не балуй, Веня! — голос бабы Веры смягчился, но стопы ее не сдвинулись.
Вениамин Андреевич, оставшись стоять на коленях, устремил свой взгляд вверх, сфокусировав его на скрытом за темными очками старушечьем лице, проглядывавшем промеж обвисших и морщинистых грудей.
— Голубчика того, Веня, таки не съели. Ну, то бишь съели, да не переварили. Он потом, как вышел, сделал дело и пошел себе гулять смело, — эти утешительные слова бабы Веры вызвали у Вениамина Андреевича шумный выдох облегчения.
— Так что же мне теперь делать, баба Вера, а? — приготовился Вениамин Андреевич вникать в мудрые слова.
— Езжай обратно, Веня, и делай свое дело. С тобой я, понял? И это, бороду отрасти. А то рожа как жопа младенца. — произнеся эти слова, баба Вера резко повернулась, юркнула в свой проходик и хлопнула дверью. Дверца бешено закрутилась вокруг своей оси и обратилась в молодую березку.
Вениамин Андреевич поднялся с колен, чмокнул березку в кору младую и бодрым шагом двинулся откель пришел, насвистывая веселую мелодию.
— Ступай с миром, сынок! — окрестили спину веселого Вениамина Андреевича торчащие из в прошлом хамских кустов три морщинистых перста.
Проскакав мимо недоразвитого мальчонки, до сих пор копавшегося в муравейнике, Вениамин Андреевич устремился к бугристому горизонту и вскоре полностью в нем утонул.
— Тебя увидел я праведным предо мною в роде сем, — сказал мальчишка одному из муравьев и посадил его на упавший с дерева листик. Затем мальчик встал, широко расставил ноги и обильно помочился на кишащий хаосом и паникой муравейник.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s